Судебный контроль за предварительным расследованием

Опубликовано admin в

Судебный контроль за предварительным расследованием

В стадии предварительного расследования судебный контроль не может осуществляться по инициативе самого суда. Инициаторами его выступают либо органы расследования, либо граждане-участники процесса. Как уже отмечено, предварительный судебный контроль инициируется должностными лицами органов расследования и прокурором, ходатайствующими о получении разрешения на проведение процессуального действия. Последующий судебный контроль распадается на два вида. В первом случае он происходит по инициативе подозреваемого, обвиняемого, их защитника, представителя, законного представителя, иных лиц, чьи интересы затронуты решением или действием органа расследования, в связи с обращением этих лиц в суд с жалобой на незаконность или необоснованность решений о проведении следственных действий и нарушение процедуры их осуществления. В другом случае последующий судебный контроль за законностью обыска, выемки и других, упомянутых выше следственных действий, осуществляется в связи с обязанностью следователя и дознавателя уведомлять судью о проведении этих действий, как не терпящих отлагательства, без разрешения суда, т.е. при получении судьей извещения.

Сроки и порядок осуществления судебного контроля. Возбуждение органами расследования ходатайства о получении разрешения суда на проведение следственных действий не ограничено определенным сроком: ходатайства в пределах срока расследования возбуждаются, когда возникает необходимость получить разрешение. Контроль же за уже проведенным действием, принятым решением осуществляется с момента поступления к судье жалобы; а в случае проведения неотложного следственного действия без разрешения суда — с момента уведомления об этом суда. Орган расследования должен уведомить об этом суд в течении 24 часов с момента начала следственного действия (ч. 5 ст. 165).

В тоже время для непосредственного осуществления контроля судьей закон устанавливает четко определенные и достаточно жесткие сроки. Вопрос о даче разрешения на проведение соответствующего следственного действия должен быть разрешен судьей в течение 24 часов с момента поступления ходатайства органа расследования. В этот же срок судья должен проверить законность следственного действия, проведенного, ввиду неотложности, без разрешения суда (ч. 1 и 5 ст. 165). Пятидневный срок установлен для разрешения судьей жалоб на действия и решения органа расследования (ч. 3 ст. 125 УПК).

Таким образом, сроки осуществления судебного контроля оказываются различными, в зависимости от степени неотложности разрешаемого вопроса, но в целом вследствие их краткости и определенности, они не становятся помехой оперативности предварительного расследования. С другой стороны они позволяют обвиняемому, потерпевшему, другим участникам добиваться разрешения жалобы в короткие сроки.

Закон определяет порядок инициирования судебного контроля. При обжаловании действий и решений следователя, начало контрольной процедуре дает поступившая в суд жалоба лица, которое считает свои интересы нарушенными. Возбуждение же ходатайства о проведении следственного действия должно быть, как отмечалось, облечено в форму мотивированного постановления, выносимого дознавателем или следователем и согласованного с прокурором. Напомним, что требование обоснованности и мотивированности постановлений следователя и дознавателя закреплено в ч. 3 ст. 7 УПК, а ч. 3 ст. 108 специально подчеркивает, что в постановлении, содержащем ходатайство о заключении под стражу, излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в применении этой меры. Аналогичные предписания содержатся в нормах об аресте, осмотре и выемке почтово-телеграфных отправлений (п. 2 ч. 3 ст. 185), контроле и записи переговоров (п. 2 ч. 3 ст. 186). Требование обоснованности постановления о получении разрешения суда на проведение следственных действий, несомненно, должно соблюдаться органами расследования не только для того, чтобы избежать ограничения прав граждан, но и потому, что в противном случае суд будет лишен возможности правильно разрешить их ходатайство.

Непосредственная процедура судебного контроля, хотя и существенно упрощена по сравнению с обычным судебным разбирательством, все же создает возможность инициаторам контроля обосновать перед судьей свою позицию, а противоположной стороне – свои доводы. Так, при рассмотрении судьей жалоб на действия и решения органов расследования, в судебном заседании, помимо прокурора, участвуют заявитель, его защитник, представители, иные заинтересованные лица (ч. 3 ст. 125). Эти же лица, как представляется, вправе по своему желанию участвовать в судебном разбирательстве при осуществлении судебного контроля за уже проведенными без разрешения суда, ввиду неотложности, следственными действиями, хотя закон (ч. 2 ст. 165) об этом умалчивает. В таких случаях судебный контроль осуществляется в условиях состязательности. В тоже время особый характер разрешаемых судьей ходатайств органа расследования о производстве обыска, выемки, осмотра в жилище, контроля переговоров и т.д., исключает возможность привлечения к обсуждению ходатайства противоположной стороны, т.к. это повлекло бы за собой преждевременную огласку предстоящей деятельности органов расследования и сделало практически невозможным достижение ими намеченных целей. В законе не предусмотрено участие защиты в решении судьей вопроса о помещении подозреваемого и обвиняемого в стационар для проведения экспертизы (ст. 165 и 203 УПК). Но, как отмечалось, Конституционный суд признал необходимым представить обвиняемому и защитнику возможность изложить свою позицию по поводу ходатайства следователя.

Требует некоторого уточнения предмет разбирательства. Как видно из ч. 1 ст. 108 и ч. 1 ст. 115 УПК судья, давая согласие на заключение лица под стражу и на наложение ареста на имущество, должен указать конкретные фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение. Это означает, что в этих случаях предметом разбирательства является наличие не только формальных, но и фактических оснований для принятия процессуального решения. Иными словами контролю подвергается как законность, так и обоснованность решения органа расследования о предстоящем проведении процессуального действия. По логике вещей таким же должен быть предмет разбирательства при разрешении судом ходатайства органа расследования о помещении обвиняемого в медицинский или психиатрический стационар, аресте, осмотре и выемке почтово-телеграфных отправлений, проведении обыска, выемки и других следственных действий, требующих разрешения суда, а также при судебной проверке уже проведенного следственного действия. Но ч. 4 и 5 ст. 165 УПК не требуют указания в решении суда по этим вопросам фактических обстоятельств, обосновывающих необходимость проведения следственного действия. Однако, это, по нашему мнению, не означает, что судья вправе ограничиться лишь констатацией соблюдения требований, формально указывающих на законность предстоящего действия, т.е. на наличие возбужденного уголовного дела, принятие его к производству следователем или дознавателем в рамках срока расследования и т.д. Смысл контроля – в проверке обоснованности ходатайства, ибо только в этом случае можно решить вопрос – насколько оправданным является вторжение органов государства в сферу охраняемых конституцией прав личности. Это обязывает судью выяснять наличие (либо отсутствие) фактических оснований проведения следственного действия, т.е. сведений, указывающих на возможность достижения его цели — получения доказательств определенного вида. Повторим, что такими основаниями могут быть доказательства, имеющиеся в распоряжении органа расследования, на которые он должен указать в своем ходатайстве. Отметим еще раз, что ссылка в ходатайстве на одни лишь данные оперативно-розыскного характера не может служить основанием для дачи судьей разрешения на проведение следственного действия.

Целью последующего контроля за уже состоявшимися осмотром, обыском, выемкой в жилище и личным обыском закон — ч. 2 ст. 165 УПК называет проверку законности постановления органа расследования о их производстве. Она осуществляется путем изучения постановления и протокола следственного действия, представляемых в суд. Однако и в этом случае речь должна идти не только о том, вынес ли следователь такое постановление, являлось ли следственное действие не терпящим отлагательства и т.д., т.е. о соблюдении следователем формальных требований, но и о том, имелись ли достаточные фактические основания для проведения следственного действия. При отсутствии их судья признает следственное действие незаконным, а полученные доказательства – недопустимыми. Иной подход, т.е. признание следственного действия законным только по формальным критериям и с учетом полученного при его проведении положительного результата, может повлечь за собой стремление органов расследования избежать предварительного судебного контроля в расчете на успешное проведение следственного действия, под предлогом его неотложности («победителей не судят»), что во многих отношениях весьма нежелательно.

СВЯЗЬ СУДЕБНОГО КОНТРОЛЯ И ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА НА СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Основным назначением уголовного судопроизводства в Российской Федерации является защита прав законных интересов лиц и организаций, пострадавших от преступлений, а также защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, ограничения ее прав и свобод.

Для обеспечения реализации поставленных целей и избежания незаконных действий со стороны лиц, осуществляющих предварительное расследование по уголовному делу, уголовно-процессуальный закон предусматривает контрольно-надзорную деятельность за законностью и обоснованностью действий и решений, принимаемых следователем и дознавателем на досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

На стадии предварительного расследования установлены такие виды процессуального контроля, как: ведомственный контроль, осуществляемый непосредственно руководителем следственного органа или начальником подразделения дознания; прокурорский надзор за предварительным расследованием, осуществляемый прокурором; судебный контроль, осуществляемый особым субъектом контрольной деятельности – судом.

Контрольно-надзорная деятельность за досудебным производством представляет собой определенный механизм осуществления контроля и надзора за соответствием уголовно-процессуальной деятельности законодательству Российской Федерации, а также выявление и последующее устранение допускаемых нарушений.

Таким образом, считаем целесообразно важным рассмотрение такого вопроса, как соотношение судебного контроля и прокурорского надзора за досудебным производством по уголовному делу.

В практической деятельности не проведено четкой границы между такими понятиями как «контроль» и «надзор», которые не идентичны и не являются синонимами, но при этом весьма близки по своему смысловому значению. Для ответа на этот вопрос необходимо провести грань между указанными понятиями и разграничительную черту, которая и будет являться неким препятствием при попытке отождествления данных понятии в одну категорию.

Выделение прокурорского надзора на стадии предварительного расследования в самостоятельное направление обусловлено прежде всего тем, что при производстве оперативно-розыскной деятельности, дознания и предварительного следствия неизбежно затрагиваются, а иногда и существенно ограничиваются права и законные интересы граждан, гарантированные Конституцией Российской Федерации и другими законами.

Роль прокурора в осуществлении надзора за предварительным расследованием и способы, которыми он выполняет возложенные на него обязанности, определены уголовно-процессуальным законодательством. Степень же его участия в досудебном производстве неодинакова и зависит от характера уголовного дела и исполнения требований закона лицами, производящими расследование.

Надзор за исполнением сроков предварительного расследования – одно из самых важных направлений прокурорского надзора. Особо это касается дел, обвиняемые по которым содержатся под стражей.

Предварительное следствие по уголовному делу должно быть закончено в срок, не превышающих двух месяцев со дня возбуждения уголовного дела. Срок предварительного следствия начинается с момента возбуждения уголовного дела и заканчивается днем направления прокурору с обвинительным заключением (актом) или постановлением о передаче уголовного дела в суд для рассмотрения по существу.

Уголовное законодательство предусматривает множество оснований для прекращения уголовного дела. Такое количество возможностей для прекращения уголовного преследования, без сомнения, имеет положительное значение.

Прокурор должен проверить наличие согласия потерпевшего или обвиняемого в тех случаях, когда прекращение уголовного дела допускается только с их согласия. Такое согласие обычно фиксируется соответствующей подписью лица в постановлении о прекращении уголовного дела.

Признав постановление следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, прокурор выносит мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов руководителю следственного органа дл решения вопроса об отмене постановления о прекращении уголовного дела. Признав постановление дознавателя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным и необоснованным, прокурор отменяет его и возобновляет производство по уголовному делу.

При утверждении обвинительного заключения прокурор изучает соответствие выводов следователя установленным в ходе расследования обстоятельствам дела, правильность квалификации содеянного, соблюдение уголовно-процессуальных норм при производстве следственных действий, соответствие имеющихся в деле процессуальных документов требованиям Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. При выявлении в уголовном деле доказательств, полученных с нарушением норм уголовно-процессуального законодательства, прокурор выносит мотивированное постановление о признании таких доказательств недопустимыми и об исключении их из обвинительного заключения.

В случае выявления обстоятельств, препятствующих рассмотрению уголовного дела судом, отсутствия достаточных доказательств виновности обвиняемого, неправильной квалификации содеянного, прокурор уполномочен возвращать уголовное дело следователю для дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемого или составления нового обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков своим мотивированным постановлением, содержащим указания об устранении нарушений.

Судебным контролем на стадии предварительного расследования является деятельность суда по проверки законности и обоснованности процессуальных решений и действий органов и должностных лиц предварительного расследования и возникающих при этом правоотношений.

Предметом судебного контроля на стадии предварительного расследования является проверка соответствия принятых процессуальных решений и произведенных действий требованиям уголовного и уголовно-процессуального закона.

Судебный контроль выступает важной гарантией соблюдения прав и свобод гражданина на досудебных стадиях уголовного процесса. Одновременно по причине несовершенства действующего законодательства суд, по нашему мнению, в недостаточной мере является процессуально независимым и объективным при рассмотрении и разрешении отдельных вопросов.

Так, при судебной проверке законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей по сложившейся практике признание ареста незаконным происходит на основании данных о личности обвиняемого. Отказ в изменении меры пресечения с заключения под стражу на иную, не связанную с изоляцией от общества, как правило, обосновывается тяжестью предъявленного обвинения. Принимая такое решение, суд исходит из необходимости учитывать при решении вопроса о мере пресечения тяжесть предъявленного обвинения, данных о личности обвиняемого, его семейное положение, род занятий.

Принимая во внимание обозначенные положения, органы и должностные лица, осуществляющие расследование и избравшие в качестве меры пресечения заключение под стражу в отношении подозреваемого нередко предъявляют заведомо тяжкое обвинение, неподкрепленное достаточными данными. Между тем, предъявляемое обвинение не является доказательством виновности или невиновности обвиняемого и суд, отказывая в изменении меры пресечения на не связанную с лишением свободы, апеллируя свое решение тяжестью предъявленного обвинения, не совсем объективно рассматривает данный вопрос.

Между тем известно, что заключение под стражу как и любая иная мера пресечения применяется в строго определенных случаях. При этом предъявленное обвинение и характер совершенного или предполагаемого преступления могут существенно отличаться. Соответственно при судебной проверке законности и обоснованности ареста суд, по нашему мнению, не может быть связан характером предъявленного обвинения, а должен исходить из установленных обстоятельств дела и руководствоваться необходимостью обеспечения надлежащего поведения обвиняемого.

Полагаем, что применение ареста в качестве меры пресечения должно быть возможным по судебному решению с участием сторон защиты и обвинения, их процессуального равенства в части представления аргументов в пользу своей позиции. В этом случае права, свободы и законные интересы обвиняемого будут защищены в максимальной степени и гарантированы соответствующей судебной процедурой.

Таким образом, в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством надзор – это непрерывная, постоянно осуществляемая от имени государства деятельность прокурора за соблюдением законности органами предварительного расследования при принятии ими процессуальных решений. Контроль же, в свою очередь, является деятельностью суда в части соблюдения законности принимаемых органами предварительного расследования определенных решений, отнесенных только к компетенции суда, таких как обыск и выемка в жилище, осмотр места происшествия в жилом помещении при отсутствии согласия проживающих и нем лиц и т.д.

Исследуя предписания части 2 статьи 37 УПК РФ о полномочиях прокурора на стадии предварительного расследования, следует отметить, что они исполняются непрерывно, начинают осуществляться с момента возбуждения уголовного дела либо утверждением обвинительного акта, чего нельзя сказать в отношении пределов осуществления судебного контроля, так как статьей 29 УПК РФ предусмотрен ограниченны перечень полномочий суда.

Анализируя данные формы процессуального контроля, можно прийти к выводу, что судебный контроль непосредственно направлен на устранение допущенных нарушений органами предварительного расследования и проявляется ситуационно. Прокурорский надзор реализуется постоянно, он предназначен не только для устранения допущенных на досудебном производстве нарушений, но и для выявления этих нарушений.

Однако, по мнению Баранова А.М. судебный контроль и прокурорский надзор необходимо объединить в единую контрольную функцию. Он также отмечает, что между ними нет существенных различий. При этом он разделяет точку зрения о назначении судебного контроля и прокурорского надзора, но указывает на то, что судебный контроль должен быть систематическим, универсальным и предметным, а не эпизодичным, с чем нельзя не согласиться[1].

Следует также отметить, что судебный контроль и прокурорский надзор имеют существенные различия, так как они реализуются в разных организационно-правовых формах и разными органами государственной власти, не отрицая, что эти формы процессуального контроля взаимозависимы и взаимосвязаны. Своеобразный «механизм» судебного контроля эффективен при инициировании судебных дел прокуратурой и активном участии прокурора в судебном процессе, а результативность прокурорского надзора обусловлена результатами судебного рассмотрении дел.

Исследуя такой сложный вопрос, как соотношение судебного контроля и прокурорского надзора, полагаем, что судебный контроль не ограничивает прокурорский надзор, а является неким средством обеспечения законности уголовного процесса. Прокурор в своей профессиональной деятельности защищает личные интересы граждан, общества и государства настолько, насколько они соответствуют закону. Судебный контроль защищает законные интересы участников процесса в досудебных стадиях от нарушений со стороны органов предварительного расследования, а также от незаконной прокурорской деятельности. Суд непосредственно устраняет нарушения закона в практической деятельности, что напрямую соответствует деятельности прокурора.

Прокурорский надзор действует постоянно и его не может заменить судебный контроль, так как он распространяется только на решения следователя и дознавателя, затрагивающие конституционные права и свободы участников, включенных в уголовное судопроизводство. Тем более, что надзор за законностью – основная функция прокуратуры, а не суда.

Судебный контроль и прокурорский надзор представляют собой некую систему, где существует один объект, которым является досудебное производство по уголовному делу, и несколько субъектов, в нашем случае ими являются суд и прокурор. Их деятельность непосредственно направлена на обеспечение законности, а также защиту прав и свобод лиц, которые являются участниками уголовного судопроизводства, как со стороны обвинения, так и со стороны защиты.

В заключение хотелось бы отметить, что судебный контроль и прокурорский надзор реализуются независимо друг от друга, контроль со стороны суда не дублирует и не подменяет надзор прокурора. Поэтому ни в коем случае не следует перекладывать функции прокурорского надзора на судебный контроль. Ведь не случайно уголовно-процессуальным законом предусмотрен перечень полномочий суда и прокурора, где «чаша весов» непременно склоняется в сторону прокурорских полномочий.

Рассмотренные положения позволяют сделать вывод о том, что осуществление функции процессуального контроля в виде прокурорского надзора и судебного контроля предполагает их взаимодействие, а не взаимное исключение.

1]Баранов А.М. Система средств обеспечения законности в досудебном производстве по уголовным делам// Совершенствование норм и институтов Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Мат-лы межвуз. Науч.-практич. Конф. Омск: Омская академия МВД Росси, 2006, с. 110

Список литературы

1. Баранов А.М. Система средств обеспечения законности в досудебном производстве по уголовным делам// Совершенствование норм и институтов Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Мат-лы межвуз. Науч.-практич. Конф. Омск: Омская академия МВД Росси, 2006, с. 110

2. Чепурнова Н., Смольников С. Судебный контроль и прокурорский надзор// Законность. 2007. № 3

КОНТРОЛЬ И НАДЗОР ЗА ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫМ РАССЛЕДОВАНИЕМ

Сущность, значение и формы судебного контроля за досудебным производством

Возникновение и становление в уголовном процессе России судебного контроля

Институт судебного контроля в России был введен судебной реформой 60-х гг. XIX столетия. Его сущность заключалась I! проверке судом законности действий полиции, прокурора и судебного следователя по жалобе участника уголовного процесса. Предмет и пределы судебной проверки определялись лицом, принесшим жалобу. Статья 491 Устава уголовного судопроизводства 1864 г. устанавливала, что в суд может быть обжаловано «всякое следственное действие, нарушающее или стесняющее» права участвующих в деле лиц. Этот механизм правового регулирования существовал на протяжении нескольких десятилетий и был упразднен в первые годы советской власти.

Уголовно-процессуальное законодательство начиная с 1922 г. и вплоть до 1992 г. не содержало института обжалования в суд законности действий и решений органов предварительного расследования. Суд осуществлял контроль за досудебным производством опосредованно. Он проводился при назначении и подготовке к судебному заседанию, рассмотрении дела в судебном разбирательстве, проверке дел в апелляционном, кассационном, надзорном порядке. Предмет судебного контроля охватывал результаты всего расследования. Суд устанавливал законность каждого проведенного процессуального действия и принятого решения при расследовании уголовного дела.

Уголовно-процессуальный кодекс, основанный на положениях Конституции РФ, существенно изменил предмет и пределы судебного контроля за досудебным производством. Насыщенный крупными элементами состязательности, он предоставил полномочия суду непосредственно принимать решения об ограничении конституционных прав граждан и рассматривать жалобы участников уголовного процесса на незаконность действий органов дознания, следствия и прокурора. Вместе с этим УПК не предоставил суду право осуществлять ревизионный контроль за полнотой, всесторонностью и объективностью предварительного расследования.

По действующему УПК контрольные полномочия за деятельностью прокурора, органов предварительного следствия и дознания суд реализует в формах прямого и косвенного (опосредованного) контроля.

Прямой контроль за досудебным производством осуществляется судом путем: непосредственного принятия решений о производстве следственных действий, применении мер пресечения, иных мер процессуального принуждения, ограничивающих конституционные права и свободы граждан (ст. 29 и ч. 3 ст. 183 УПК), проверки законности производства следственных действий без судебного разрешения, проведенных в случаях, не терпящих отлагательства (ч. 5 ст. 165 УПК); рассмотрения жалоб участников уголовного процесса на действия и решения прокурора, органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, руководителя следственного органа, следователя (ст. 125 УПК).

Косвенный контроль за досудебным производством реализуется судом путем правовой оценки законности (обоснованности) действий (бездействия) и решений должностных лиц органов предварительного расследования, в судебном заседании при рассмотрении уголовного дела по существу (ч. 4 ст. 29 УПК).

В теории российского уголовного процесса существуют различные мнения о сущности и значении судебного контроля.

С точки зрения одних авторов, сущность и значение судебного контроля заключаются в соблюдении законности ограничения конституционных прав личности (А. В. Солодилов).

По мнению других — в разрешении спора сторон о праве. Суд, разрешая по существу спор сторон об ограничении конституционных прав гражданина, защищает, восстанавливает либо компенсирует право одной из сторон, а значит, осуществляет правосудие (В. А. Лазарева).

Осуществляя контроль за деятельностью органов дознания и следствия, суд не несет ответственности за состояние правопорядка, содержание и качество расследования уголовных дел, не предрешает вопроса о виновности или невиновности лица, совершившего преступление.

Судебный контроль в стадии предварительного расследования

Судебный контроль в стадии предварительного расследования при производстве отдельных следственных действий. Процессуальный порядок составления, подачи и рассмотрения жалоб. Участие адвоката в осуществлении судебно-контрольного производства.

Судебный контроль на досудебных этапах уголовного судопроизводства — это особый самостоятельный, хотя и не выходящий за рамки уголовного судопроизводства, вид судебной деятельности, направленный на обеспечение прав, свобод человека и гражданина, а равно их защиту и незамедлительное восстановление, в случае если у заинтересованных лиц возникли основания полагать, что их права и свободы органом дознания, дознавателем, следователем либо прокурором нарушены, а законные интересы проигнорированы.

Различают четыре вида судебно-контрольных действий в стадии предварительного расследования. К первому из них относится компетенция суда по:

— избранию в отношении подозреваемых, обвиняемых меры пресечения в виде заключения под

стражу (ст. 108 УПК РФ);

— продлению сроков содержания обвиняемых под стражей (ст. 109 УПК РФ);

— избранию в отношении обвиняемых меры пресечения в виде домашнего ареста (ст. 107 УПК РФ);

— помещению подозреваемых, обвиняемых, не содержащихся под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства, соответственно, судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы (п. 3 ч. 2 ст. 29 УПК РФ).

Вторым направлением судебно-контрольной деятельности в стадии предварительного расследования является принятие судом решений:

— о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц (п. 4 ч. 2 ст. 29, ч. 5 ст. 177 УПК РФ);

— о производстве обыска или выемки в жилище (п. 5 ч. 2 ст. 29, ст. 165, 182 УПК РФ);

— о производстве личного обыска, за исключением случаев, предусмотренных ст. 93 УК РФ (п. 6 ч. 2 ст. 29, ст. 184 УПК РФ);

— о производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях (п. 7 ч. 2 ст. 29 УПК РФ);

— о наложении ареста на корреспонденцию и выемке ее в учреждениях связи (п. 8 ч. 2 ст. 29, ст. 185 УПК РФ);

— о наложении ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях (п. 9 ч. 2 ст. 29 УПК РФ);

— о контроле и записи телефонных и иных переговоров (п. 11 ч. 2 ст. 29 УПК РФ);

— о временном отстранении обвиняемого от должности в соответствии со ст. 114 УПК РФ (п. 10 ч. 2 ст. 29 УПК РФ);

— об эксгумации (ч. 3 ст. 178 УПК РФ).

Третий вид судебно-контрольной деятельности на досудебных этапах уголовного процесса регламентирован ст. 448 УПК РФ. Он связан с особенностями производства в отношении отдельных категорий лиц, к числу которых действующий закон относит:

— членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, депутатов представительных органов государственной власти в субъектах Федерации;

— депутатов и выборных должностных лиц в системе местного самоуправления;

— Председателя Счетной палаты РФ, его заместителей и аудиторов;

— Уполномоченного по правам человека в РФ;

— Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, а также кандидата в Президенты РФ;

— прокурора, следователя, адвоката (ст. 447 УПК РФ).

Процедура привлечения к уголовной ответственности действующего Президента РФ урегулирована в ч.1 ст. 93 Конституции РФ и по существу является одной из разновидностей судебного контроля на досудебных этапах уголовного процесса, осуществляемого судами общей юрисдикции.

Четвертый вид — собственно компетенция суда по рассмотрению заявлений и жалоб на действия органов предварительного расследования и прокуроров (ст. 125 УПК РФ).

Постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования (ст. 125 УПК РФ).

Жалоба может быть подана в суд заявителем, его защитником, законным представителем или представителем непосредственно либо через дознавателя, следователя, руководителя следственного органа или прокурора.

Хотя уголовно-процессуальный закон не предусматривает каких-либо определенных требований, предъявляемых к структуре жалобы на решения, действия (бездействие) органов предварительного расследования и прокуроров, данный документ должен содержать:

1) наименование суда, в который подается жалоба;

2) данные о лице, подавшем жалобу, с указанием его процессуального положения, места жительства или места нахождения (если жалоба подается адвокатом, то вне зависимости от его участия в деле к ней прилагается ордер; если жалоба подается законным представителем заявителя, не являющимся адвокатом, то к ней прилагается доверенность);

3) указание на постановление, иное решение, действие (бездействие), которое обжалуется, и наименование органа предварительного расследования, прокурора, его вынесшего либо осуществившего (не осуществившего);

4) доводы лица, подавшего жалобу, с указанием оснований, предусмотренных соответствующими положениями процессуального закона;

5) перечень прилагаемых к жалобе материалов, в число которых могут входить копии процессуальных документов, справки, заключения специалистов и т.п.;

Жалоба подписывается подавшим ее лицом.

Если жалоба не соответствует вышеперечисленным требованиям и это препятствует ее рассмотрению, то судья сопроводительным письмом возвращает ее заявителю.

Жалобу на решения и действия (бездействие) органов предварительного расследования и прокуроров, не входящие в предмет судебного контроля в стадии предварительного расследования, судья возвращает сопроводительным письмом заявителю.

Судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) и решений дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора не позднее чем через 5 суток со дня поступления жалобы в судебном заседании с участием заявителя и его защитника, законного представителя или представителя, если они участвуют в уголовном деле, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением, а также с участием прокурора, следователя, руководителя следственного органа. Неявка лиц, своевременно извещенных о времени рассмотрения жалобы и не настаивающих на ее рассмотрении с их участием, не является препятствием для рассмотрения жалобы судом. Жалобы, подлежащие рассмотрению судом, рассматриваются в открытом судебном заседании, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 241 УПК РФ.

В начале судебного заседания судья объявляет, какая жалоба подлежит рассмотрению, представляется явившимся в судебное заседание лицам, разъясняет их права и обязанности. Затем заявитель, если он участвует в судебном заседании, обосновывает жалобу, после чего заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица. Заявителю предоставляется возможность выступить с репликой.

По результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из следующих постановлений:

1) о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение;

2) об оставлении жалобы без удовлетворения.

Копии постановления судьи направляются заявителю, прокурору и руководителю следственного органа.

Принесение жалобы не приостанавливает производство обжалуемого действия и исполнение обжалуемого решения, если это не найдет нужным сделать орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа, прокурор или судья.

Срок подачи жалоб на решения, действия (бездействие) дознавателя, следователя и прокурора в действующем уголовно-процессуальном законодательстве не ограничен.

Участие адвоката в различных видах судебно-контрольного производства, ведущихся судом (судами) параллельно проведению оперативно-розыскных мероприятий, предварительному расследованию, прокурорскому надзору и ведомственному контролю, является составной частью его работы по уголовному делу на досудебных этапах уголовного судопроизводства как в форме защитника подозреваемого, обвиняемого, так и в форме представителя любого иного участника процесса.

С учетом того, что судебный контроль по отношению к собственно правосудию носит предупредительный и правообеспечительный характер, тактика поведения адвоката, участвующего в судебно-контрольном производстве, предопределяется его общей позицией по уголовному делу.

Когда в роли защитника (представителя) в уголовном деле участвует один адвокат, а к осуществлению тех же функций в рамках судебно-контрольного производства (производств) по каким-либо причинам привлечен другой (другие), то все они обязаны действовать в рамках единой стратегии, поскольку законом на них возложена функция представления интересов одного и того же лица.

Обстоятельства, исключающие участие в судебно-контрольном производстве защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, определены в ст. 72 УПК РФ.

В случае нарушения конституционных и процессуальных прав участников процесса жалоба на решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя и прокурора заинтересованными лицами, их защитниками (представителями) подается немедленно.

uristinfo.net

§1. Понятие, виды, формы и режимы, цели и пределы судебного контроля на досудебных этапах уголовного процесса

Право на судебную защиту вытекает из закрепленного в ст. 21 Конституции РФ принципа охраны достоинства личности, предполагающего, в частности, обязанность государства обеспечивать каждому возможность отстаивать свои права в споре с любыми органами и должностными лицами, в том числе и осуществляющими предварительное расследование по уголовным делам.

Возбуждение уголовного дела и предварительное расследование являются досудебными стадиями производства по уголовному делу, основное назначение которых состоит в обеспечении условий для эффективного осуществления правосудия по уголовным делам. После передачи материалов уголовного дела с обвинительным заключением (обвинительным актом) в суд именно этот орган, разрешая дело на основе исследования в судебном заседании всех его обстоятельств, осуществляет проверку процессуальных актов и других материалов досудебного производства. При этом судом проверяются, в том числе по жалобам и заявлениям заинтересованных лиц, такие действия и решения органов расследования, которые связаны с ограничением прав и свобод участников процесса.

Осуществление судебного контроля уже после завершения предварительного расследования само по себе не может расцениваться как нарушение права на судебную защиту, т.к. гарантирующая его ст. 46 (ч. 2) Конституции РФ не определяет конкретные процедуры реализации этого права, не исключает возможности судебной проверки жалоб на действия и решения органов предварительного расследования и после передачи уголовного дела в суд.

Однако если соответствующие действия и решения органов расследования затрагивают не только собственно уголовно-процессуальные отношения, но и порождают последствия, выходящие за их рамки, существенно ограничивая при этом конституционные права и свободы личности, откладывание проверки законности и обоснованности таких действий до стадии судебного разбирательства может причинить ущерб, восполнение которого в дальнейшем окажется неосуществимым. В этих случаях контроль за действиями и решениями органов предварительного расследования со стороны суда, имеющий место лишь при рассмотрении им уголовного дела, т.е. на следующем этапе производства, не является эффективным средством восстановления нарушенных прав, и поэтому заинтересованным лицам должна быть обеспечена возможность незамедлительного обращения в ходе расследования с жалобой в суд.

Вместе с тем суд при проверке в период предварительного расследования тех или иных процессуальных актов не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по уголовному делу. Иное противоречило бы конституционному принципу независимости суда (ст. 120 Конституции РФ), гарантирующему в условиях состязательного процесса объективное и беспристрастное осуществление правосудия по уголовным делам.

Таким образом, судебный контроль на досудебных этапах уголовного судопроизводства — это особый самостоятельный, хотя и не выходящий за рамки уголовного судопроизводства, вид судебной деятельности, направленный на обеспечение прав, свобод человека и гражданина, а равно их защиту и незамедлительное восстановление, в случае если у заинтересованных лиц возникли основания полагать, что их права и свободы органом дознания, дознавателем, следователем либо прокурором нарушены, а законные интересы проигнорированы.

Термин «судебный контроль» появился в научном обороте сразу после введения в УПК РСФСР ст. 220-1, 220-2, регламентирующих осуществление судом проверки законности и обоснованности ареста, продления срока содержания обвиняемых под стражей. Думается, что слово «контроль» в данном случае было избрано в противовес устоявшимся понятиям «прокурорский надзор» и «судебный надзор» высших судов за деятельностью нижестоящих. Однако понятия «надзор» и «контроль» не исключают, а дополняют друг друга. Правильно было бы понимать прокурорский надзор как наблюдение за точностью соблюдения законов, в то время как судебный контроль — это фундаментальная проверка спорного вопроса. Вместе с тем, как известно, надзирающий прокурор по УПК РФ вправе не только указывать на ошибки, но и в стадии предварительного расследования отменять все незаконные решения. В последнее время большинство авторов термин «судебный контроль» толкует максимально широко, понимая под ним весь спектр судебно-контрольной деятельности, начиная от проверки законности и обоснованности отказа в принятии заявления и заканчивая проверкой уголовного дела в порядке надзора Президиумом Верховного Суда Российской Федерации (см., например: Ковтун Н.Н. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве России. — Н. Новгород, 2002).

Истинная суть судебного контроля на досудебных этапах уголовного судопроизводства, социальное предназначение его процедур могут быть осознаны в полной мере только в контексте доктрины разделения властей при условии правильного понимания места и роли суда в механизме государственного управления.

Судебно-контрольные действия легко разделить на виды. В основе такого деления — компетенция инициатора судебно-контрольного производства. В лице последнего могут выступать как органы государственной власти, представляющие сторону обвинения, так и любые иные участники процесса.

Подразделение судебного контроля по форме обусловлено тем, что далеко не на все процессуальные действия распространяется принцип текущей состязательности. Так, выдавая разрешение на производство следственных действий в порядке, предусмотренном ст. 165 УПК РФ, суд совершенно не интересуется тем, что в данный момент по этому поводу думают сторона защиты, третьи лица.

И, наконец, по режиму проверки судебный контроль в стадии предварительного расследования может быть превентивным, а может быть и постфактум. В первом случае суд проверяет законность, обоснованность пока еще только намерения дознавателя, следователя и прокурора пойти на существенное ограничение конституционных прав участников уголовно-процессуальных отношений. Во втором суд, получив обоснованную жалобу, сталкивается с уже реальными нарушениями конституционных и процессуальных прав участников процесса.

Различают четыре вида судебно-контрольных действий в стадии предварительного расследования. К первому из них следует отнести компетенцию суда по:

— избранию в отношении подозреваемых, обвиняемых меры пресечения в виде заключения под
стражу (ст. 108 УПК РФ);

— продлению сроков содержания обвиняемых под стражей (ст. 109 УПК РФ);

-избранию в отношении обвиняемых меры пресечения в виде домашнего ареста (ст. 107 УПК РФ);

— помещению подозреваемых, обвиняемых, не содержащихся под стражей, в медицинский или
психиатрический стационар для производства, соответственно, судебно-медицинской или судебно-
психиатрической экспертизы (п. 3 ч. 2 ст. 29 УПК РФ).

Вторым направлением судебно-контрольной деятельности в стадии предварительного расследования является принятие судом решений:

— о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц (п. 4 ч. 2
ст. 29, ч. 5 ст. 177 УПК РФ);

— о производстве обыска или выемки в жилище (п. 5 ч. 2 ст. 29, ст. 165, 182 УПК РФ);

— о производстве личного обыска, за исключением случаев, предусмотренных ст. 93 УК РФ *(77)
(п. 6 ч. 2 ст. 29, ст. 184 УПК РФ);

— о производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах
в банках и иных кредитных организациях (п. 7 ч. 2 ст. 29 УПК РФ);

— о наложении ареста на корреспонденцию и выемке ее в учреждениях связи (п. 8 ч. 2 ст. 29,
ст. 185 УПК РФ);

— о наложении ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических
лиц, находящиеся на счетах и вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях (п. 9
ч. 2 ст. 29 УПК РФ);

— о контроле и записи телефонных и иных переговоров (п. 11 ч. 2 ст. 29 УПК РФ);

— о временном отстранении обвиняемого от должности в соответствии со ст. 114 УПК РФ (п. 10
ч. 2 ст. 29 УПК РФ);

— об эксгумации (ч. 3 ст. 178 УПК РФ).

Третий вид судебно-контрольной деятельности на досудебных этапах уголовного процесса регламентирован ст. 448 УПК РФ. Он связан с особенностями производства в отношении отдельных категорий лиц, к числу которых действующий закон относит: членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, депутатов представительных органов государственной власти в субъектах Федерации; депутатов и выборных должностных лиц в системе местного самоуправления; судей; Председателя Счетной палаты РФ, его заместителей и аудиторов; Уполномоченного по правам человека в РФ; Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, а также кандидата в Президенты РФ; прокурора, следователя, адвоката (ст. 447 УПК РФ). Процедура привлечения к уголовной ответственности действующего Президента РФ урегулирована в ч.1 ст. 93 Конституции РФ и по существу является одной из разновидностей судебного контроля на досудебных этапах уголовного процесса, осуществляемого судами общей юрисдикции.

Четвертый вид — собственно компетенция суда по рассмотрению заявлений и жалоб на действия органов предварительного расследования и прокуроров (ст. 125 УПК РФ).

За истекшее десятилетие в Российской Федерации сложились следующие формы и режимы судебного контроля в стадии предварительного расследования преступлений.

В первую очередь, это рассмотрение в открытом состязательном процессе постановлений органов дознания, дознавателей, следователей и прокуроров об избрании меры пресечения в отношении подозреваемого, обвиняемого, продлении сроков содержания обвиняемого под стражей. В таком же режиме рассматриваются представления прокуроров о возбуждении уголовных дел в отношении лиц, перечисленных в п. 1-11 ч. 1 ст. 448 УПК РФ. Разновидность данной формы судебного контроля — закрытый состязательный процесс^(78)-Ее особенности:

— инициатором судебно-контрольного действия выступают специально уполномоченные на то
субъекты стороны обвинения (ст. 107-109, 448 УПК РФ);

— процедура судебного контроля детально регламентирована в законе и всегда предшествует
процессуальному действию, осуществление которого возможно только в случае согласия суда на
ограничение конституционных и процессуальных прав подозреваемого, обвиняемого (ст. 107-109, 448
УПК РФ).

Вторая форма судебного контроля — рассмотрение в закрытом несостязательном процессе постановлений органов предварительного расследования и прокуроров о получении у суда разрешений на производство следственных действий (ч. 2 и 3 ст. 165, ч. 3 ст. 178 УПК РФ). В данном случае закон предусматривает не только превентивную, как в предыдущем случае, форму судебного контроля, но и констатацию судом законности и обоснованности решений и действий органов предварительного расследования (прокуроров) в режиме постфактум.

Третья форма судебного контроля — это рассмотрение в открытом состязательном процессе жалоб на решения и действия (бездействие) органов предварительного расследования, прокуроров. Как и в первом случае, разновидность данной формы судебного контроля — закрытый состязательный процесс. Режим проверки — всегда постфактум.

К сказанному следует добавить, что все судебно-контрольные действия, за исключением указанных в ст. 448 УПК РФ и ч. 1 ст. 93 Конституции РФ, осуществляются судьями районных федеральных судов единолично. Вторым исключением из данного правила является продление сроков содержания обвиняемых под стражей при ознакомлении их с материалами уголовного дела (ч. 7 ст. 109 УПК РФ). По закону- это компетенция суда субъекта Федерации. В первом исключении- коллегиально трех судей, во втором — ходатайство разрешается судьей единолично.

Кассационные жалобы на решения первой судебно-контрольной инстанции разрешаются второй судебной инстанцией в обычном порядке (гл. 43, 45 УПК РФ).

Цель судебного контроля на досудебных этапах уголовного судопроизводства — это общая превенция в сфере защиты прав, свобод и законных интересов всех без исключения участников процесса, а также восстановление уже нарушенных их прав, свобод.

В силу специфики данной темы в настоящей главе рассматриваются только те формы судебного контроля, которые осуществляются в форме отрытого (закрытого) состязательного процесса на основании ст. 107-109, 125 УПК РФ.

Кроме того, в предлагаемой главе излагается наиболее целесообразный порядок действий суда, рассматривающего ходатайства органов предварительного расследования (прокуроров) о проведении следственных действий, ограничивающих конституционные права граждан, приводятся практические рекомендации по организации процесса их рассмотрения. При этом внимание обращается на необходимость строгого соблюдения как норм уголовно-процессуального законодательства, так и конституционных положений, регламентирующих основные права и свободы личности. Познания в данном направлении судебного контроля позволят адвокатам (будущим адвокатам) правильно определить позицию стороны защиты при обжаловании отдельных решений и действий (бездействия) органов предварительного расследования и прокуроров.

В заключение анализируется действующее законодательство, регламентирующее участие защитника в состязательном процессе при рассмотрении судом ходатайств об избрании меры пресечения в отношении подозреваемых и обвиняемых, продлении сроков содержания обвиняемых под стражей.

Согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству на досудебных стадиях судопроизводства допускается обжалование в суде постановлений дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела. Равно иные решения и действия (бездействия), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в суд по месту производства предварительного расследования (ст. 19, ч. 1 ст. 125 УПК РФ).

Лицом, обжалующим в стадии предварительного расследования решения, действия (бездействия) дознавателя, следователя и прокурора, должны быть соблюдены следующие условия.

По смыслу закона в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, обжалованы могут быть, во-первых, решения, действия (бездействия) органов предварительного расследования, прокуроров лишь по конкретным уголовным делам.

Исключением из данного правила является право на обжалование постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. В силу ч. 5 ст. 144 УПК РФ по правилам ст. 125 УПК РФ может быть обжалован отказ в принятии компетентным органом документов, являющихся поводом к возбуждению уголовного дела: заявления о преступлении (п. 1 ч. 1 ст. 140 УПК РФ), явки с повинной (п. 2 ч. 1 ст. 140 УПК РФ). В данном случае жалоба подается на решение или действия органа, на который законом возложена обязанность принять, зарегистрировать заявление о совершенном (готовящемся) преступлении, решить вопрос о возбуждении уголовного дела (отказе в возбуждении уголовного дела), направить заявление о преступлении по подведомственности.

Во-вторых, обжалованию подлежат лишь решения, действия (бездействие) дознавателя, следователя и прокурора, которые являются специально уполномоченными на проведение процессуальных, а равно следственных действий должностными лицами и в уголовном процессе представляют сторону обвинения.

Одновременно могут быть обжалованы решения, действия (бездействие) сразу нескольких должностных лиц, например, следователя, начальника следственного отдела и прокурора, при условии, что они взаимосвязаны между собой.

В-третьих, обжалуются решения и действия (бездействия), которые причинили или действительно способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Практика осуществления судебного контроля за законностью и обоснованностью, а когда это требуется, то и справедливостью решений и действий (бездействия) органов предварительного расследования и прокуроров, все еще находится в процессе формирования, поскольку дискуссия о пределах компетенции суда на досудебных этапах уголовного судопроизводства не завершилась.

Однако тенденция в ее формировании уже наметилась. С уверенностью можно констатировать факт, что судами взят курс на «беспробельность» судебного контроля. Последнее означает, что в порядке ст. 125 УПК РФ обжаловать можно практически любой акт органов предварительного расследования и прокуроров, любое их действие (бездействие) *(79) .

Особое место в формировании данной практики принадлежит Конституционному Суду РФ. Так, в постановлении по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 116, 211, 219 и 220 УПК РСФСР в связи с запросом Президиума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. и жалобами ряда граждан не только было обосновано право заинтересованных лиц приносить жалобы на постановления о возбуждении уголовного дела, но и были очерчены пределы полномочий суда общей юрисдикции, который в данном случае «проверят его законность, не предрешая при этом вопросы, могущие стать предметом судебного разбирательства при рассмотрении уголовного дела по существу».

До этого момента в теории российского уголовного процесса господствовало мнение, согласно которому судебный контроль в стадии предварительного расследования не следует распространять на решения и действия органов предварительного расследования прокуроров, которые не препятствуют движению дела.

В то же время общеизвестно, что далеко не всегда органами предварительного расследования и прокурорами при возбуждении уголовных дел соблюдаются положения гл. 20 и ст. 448 УПК РФ, в результате чего «действия и решения органов дознания, следователей и прокуроров порождают последствия, выходящие за рамки собственно уголовно-процессуальных отношений, существенно ограничивая при этом такие конституционные права и свободы личности, которые не могут быть восстановлены в результате отсроченного судебного контроля».

Следует отметить, что благодаря принципиальной позиции Конституционного Суда РФ к 1998 г. в России сложилась практика рассмотрения жалоб на законность и обоснованность решений, действий (бездействия) органов предварительного расследования, связанных с продлением сроков предварительного расследования, проведением обысков, выемок, наложения ареста на имущество.

Относительная новизна института судебного контроля на досудебных этапах уголовного судопроизводства обуславливает отсутствие устоявшихся традиций и навыков у правоприменителей как при осуществлении конкретных судебно-контрольных действий, так и при определении подведомственности тех или иных жалоб.

Наиболее распространенной ошибкой является неспособность заявителей отделить собственно уголовно-процессуальные отношения, которые складываются между их участниками в ходе предварительного расследования в рамках расследования конкретного уголовного дела, от административных, дисциплинарных, трудовых и прочих отношений, которые всего лишь сопутствуют уголовному процессу и регламентируются совершенно иными отраслями права. Конфликты, возникающие вне сферы уголовно-процессуальных отношений, разрешаются в рамках административного и гражданского судопроизводства.

Еще по теме:

  • 3331 тк рф Сергиево-Посадский городской суд Решение Гражданское дело 2-4124/2017 ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 29.09.2017 года г. Сергиев Посад Сергиево-Посадский городской суд Московской области в […]
  • Астрея адвокат Астрея адвокат Адвокатский кабинет Гончаровой О.С. «Астрея» учрежден мной, адвокатом Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Гончаровой Оксаной Сергеевной (номер в реестре адвокатов 78/5783), […]
  • Как можно вернуть водительские права досрочно Как происходит возврат прав после лишения за пьянку в Украине? Статистика гласит, что у нас в Украине водитель — это каждый пятый житель страны. Известно, что в Украине зарегистрировано […]
  • Петровская оксана юрист Главной красавице Украины рукоплескала сама Заворотнюк! Студентка из Днепропетровска Алина Петровская впервые участвовала в конкурсе красоты и… выиграла. Лилия ПИЧХНАРАШВИЛИ- 22 сентября […]
  • Гражданский кодекс рф 2018 договор оказания услуг Статья 779 ГК РФ. Договор возмездного оказания услуг Новая редакция Ст. 779 ГК РФ 1. По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги […]
  • Кому написать письмо чтоб помог материально Открытые письма Жириновскому В.В. Здравствуйте уважаемый Владимир Вольфович! Меня зовут Игнатенко Татьяна Станиславовна. Проживаю в Краснодарском крае г. Темрюк. Мне 66 лет, мужу 69 лет. […]
  • Аванс зарплата 1с Расчет, начисление и выплата аванса в 1С ЗУП 8.3 (3.0) Рассмотрим, как начислить аванс работнику в 1С ЗУП 3.0 (8.3). По своей сути плановый аванс представляет собой зарплату, выданную […]
  • Гл31 в тк рф Глава 31 ТК РФ. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Кодексы РФ Популярные материалы Федеральный закон от 02.10.2007 N 229-ФЗ Для пятидневной рабочей недели Федеральный закон от 03.07.2016 N 230-ФЗ Федеральный […]
Рубрики: Статьи